Общественный активист, житель Днепра – Ирина Черныш, обратилась к руководству Приднепровской ТЭЦ с вопросами:

“Я признательна составу экокомиссии и ее председателю Анатолию Ивахно за своевременный запрос в отношении модернизации одного из крупнейших загрязнителей Украины. К огромному сожалению, я не смогла присутствовать на заседании лично по уважительным причинам. Благодарю за трансляцию Татьяне Лампике, я смогла все детально услышать и увидеть.

Я также благодарна Ирине Вербицкой за публичный и открытый доклад об эконаправлениях и мероприятиях предприятий ДТЭК в Днепропетровском регионе.

Теперь по сути «технического перевооружения ПДТЭС энергоблоков станции по переводу на угли марки Г (газовые):

Из доклада главного эколога ДТЭК мы поняли, что 2 энергоблока Приднепровской ТЭС 7-й и 8-й до начала (в идеале) отопительного сезона будут «перевооружены» на сжигание новой марки угля – газовой, вместо антрацитовой (проектной). При смене топлива, увеличение объемов или концентрации выбросов по всем показателям не предполагается. А по сере даже возможно снижение выбросов в атмосферу. В ближайшее время будут опубликованы заявления о намерениях и проведены общественные слушания. В связи с этим, логичным, по мнению предприятия, является исключение пункта областной программы экомероприятий. В частности – изучение сожжения сухой антрацитовой золы. Также, в связи с заявлением о выводе из эксплуатации 4 (!) энергоблоков 150 МВт, мероприятия по снижению выбросов законодательно разрешено не проводить.

Что говорили должностные лица? По словам Руслан Стрелец областная экопрограмма в 2015 году выполнена чуть больше чем на 50%, в 2016 на 0%. На предприятие в течение последних лет не допускались ни очередные, ни внеочередные проверки экоинспекции. Причины: единое для нескольких станций юридическое лицо (Криворожская и Приднепровская ТЭС являются обособленными подразделениями, а не отдельными хозсубъектами) и несоответствие заявленным намерениям фактической проверке (при заявленной проверке влияния на атмосферный воздух, желание проверить золошлаконакопитель).

У меня просто куча вопросов, которые бы я задала лично, если бы имела возможность. Но я ее упустила, поэтому оставлю их здесь:

1. На ПДТЭС работают 6 (шесть) энергоблоков, из которых 4 – 150 МВт. Теплом, а именно это Днепр интересует больше всего, (электроэнергию мы получаем из общей энергосистемы, а не на прямую со станции) мы обеспечиваемся, обычно, от этих самых 150 МВт энергоблоков. Еще это может делать 11 энергоблок (300 МВт, но он – в резерве). Соответственно они будут работать в отопительный сезон и их же предлагают:

а) два из них модернизировать (перевооружить),
б) прекратить эксплуатацию (соответственно можно не снижать выбросы, не проводя модернизацию) до полной остановки – работая еще ими допустимые от 20 000 до 40 000 часов.

По этим старым 150-кам допустимые нормы выбросов – 1100 млг., а по 9 и 11 энергоблокам (300 МВт) – 50 (!). Чувствуете разницу? Так как же это возможно? У города есть план перевода левого берега на автономный обогрев или предприятие просто увиливает от снижения выбросов, называя модернизацию перевооружением? Павло Головаха, можете прокомментировать?

2. Замена экомероприятий в областной программе? Вам не требуется больше изучение антраицитовой золы для ее последующей продажи, потому что вы переходите на газовую? А как быть с 11 млн. тонн существующих отходов на золошлаконакопителе и приблизительно столько же на золоотвале? Городу и области самим разбираться? А оставшиеся 4 энергоблока, которые будут жечь антрацит, не будут генерить отходы? Ну да, у предприятия же в обязательствах нигде официально не зафиксирована последующая утилизация или реализация этих отходов. Господа депутаты, я прошу вас не убирать этот вопрос из программы, иначе потом это решать будет не ДТЭК, а мы с вами.

3. Вопрос аренды золошлаконакопителя, за который отдельное спасибо Алексею Ангурцу так и повис в воздухе, оставшись без ответа. А там 11 млн. тон этой самой антрацитовой золы и шлака, которая теперь, оказывается, не интересует ДТЭК.

4. Предприятие не допустило экоинспекцию, поскольку золошлаконакопитель не вопрос загрязнения воздуха. А как же тогда разрешение получает предприятие на выбросы в атмосферу по данному объекту? Да просто там уже зафиксированы нарушения держспоживслужбой. И какие же мероприятия будут по нему проведены в 2017 году? Никаких? Ожидаемо. Наверное, антрацитовая зола и шлак, которые больше не интересуют предприятия, не пылят в атмосферу и не просачиваются в грунт и Шиянку.

5. Станция в 2017 году планирует установить систему мониторинга на 9 и 11 энергоблоки (новые\чистые). А старые\грязные не мониторим, даже модернизируя два из них, специально называя это перевооружением, чтобы уйти от обязательств по установке допфильтрации (обещанная замена скрубберов на эмульгаторы) и системы мониторинга. Как ловко и легко можно жонглировать украинским законодательством.

И последнее.

6. Модернизация (буду называть ее так, поскольку «перевооружение» на мой взгляд фэйковый термин) – мероприятие принудительное, а не экологическое. И получается, что не взирая на все яркие краски, которыми его пытаются раскрасить, оно не приносит жителям никакого положительного экологического эффекта.

И резюмируя, как правильно заметил областной депутат Николай Чабаненко, третий год мы травимся все сильнее (выбросы Приднепровки за 2016 год увеличились вдвое при снижении ее КПД), а про реальные мероприятия по снижению воздействия на окружающую среду, продолжаем только мечтать.

Это вопросы, на мой скромный взгляд, лежат на поверхности и их нельзя упускать. Это наш с вами дом. И каждый из нас из собственного бюджета, а не бюджета ДТЭК или из эконалога лечит и оздоравливает своих детей, которые платят своим здоровьем за то, что такие вопросы не задаются вовремя и в нужных кабинетах.”

Напишіть відгук